Роль взрослого в жизни ребёнка


Чтобы обеспечить ребенку условия здоровой и полноценной жизни, необходим взрослый человек. Это аксиома, не требующая сегодня доказательства. Можно сказать, что собственно человеческое в человеке — это всегда другой человек. Другой — осветивший и обогативший мою душу, мой жизненный мир, и тот (или те), кому я в свою очередь посвящаю свои силы и способности. Детству, естественно, присущи стремление к дополнению, потребность и способность обретения полноты человеческого бытия. Роль взрослого в жизни ребёнка невозможно переоценить.

Старшие создают особую, располагающую среду, в которой младшим легче рассекречивать и осваивать глубины и потенции внутреннего мира, обогащать ими свою жизнь и жизнь других людей. Иными словами, взрослые (в норме) обеспечивают ребенку презумпцию человечности — право и возможность стоять на человеческом пути развития, по мере взросления становиться действительным автором собственного развития, говоря словами Г. Гессе, наряду с внешней судьбой обрести судьбу внутреннюю, более сущностную, не случайную.

Взросление — дело трудное и даже болезненное. Если воспрепятствовать развитию человеческих способностей, ребенок может превратиться в карикатуру на человека или в чудовище. К сожалению, иногда случается и такое. Если детскую душу ранить или оставить в запустении, ребенок заболевает. В известных сказках (будто написанных на злобу сегодняшнего дня) это называется колдовством. Как тут не вспомнить Иванушку, который ослушался сестрицу, напился из лужи и стал козленочком; Кая, которому в глаз попал осколок разбитого волшебного зеркала и сердце которого оледенело; братьев, по злой воле превращенных в диких птиц. Метафоричность потери человеческого облика будто списана с неутешительных реалий настоящего с уже привычными нарицательными обобщениями: наркоманы, отморозки, порченые.

На некоторых детей тень «порчи» падает с рождения. О них мы говорим «дети с особенностями развития».

Чтобы «расколдовать» ребенка, помочь ему обрести дух полноценной человеческой жизни, необходим близкий, другой человек. В жизни, как и в добрых детских сказках, процесс спасения (исцеления, личностного пробуждения) является серьезным испытанием и для ребенка, и для близкого человека: Герда ради спасения Кая отправляется в рискованное путешествие в царство Снежной королевы; сестра, вопреки опасностям, превозмогая боль, шьет голыми руками братьям рубашки из крапивы.

Согласно одному из взглядов образование — это универсальный способ трансляции исторического опыта, дар одного поколения другому. От того, что мы (взрослые) передаем в дар другому поколению и как мы это делаем, зависит и физическое, и душевное, и духовное здоровье наших воспитанников. Эти аспекты стали ключевыми в психологическом анализе позиционного самоопределения значимого взрослого и позволили выделить нормативные модальности его отношения к ребенку: воспитательный такт и личностную зрелость. В обращении и взаимодействии взрослого и ребенка воспитательный такт обнаруживает себя как понимание и принятие взрослым детской самобытности, отношение к ребенку, соразмерное его возрастным возможностям, согласованное с его субъективным опытом. Тактичность взрослого обеспечивает баланс отождествления и обособления в динамике со-бытия и является показателем функциональной полноценности детско-взрослой общности.

Очевидно, значимый взрослый в жизни ребенка отнюдь не статист и не просто участливый свидетель. Известны два крылатых латинских выражения: Homo homini deus est и Homo homini monstrum. Первое в переводе означает «человек человеку — бог», второе — «человек человеку — чудовище». Вот тот диапазон, в котором издревле воспринималась проблема «человек человеку…», включая сосуществование взрослого и ребенка. Неблагополучную ситуацию взаимоотношений взрослых и детей демонстрируют результаты социологических, клинических, психологических исследований, прецеденты психотерапевтической практики.

В клинической терминологии речь идет о психогениях — мягких, обратимых расстройствах психической деятельности, занимающих в регистре психических заболеваний положение, пограничное норме. Именно к психогениям во многих случаях можно отнести случаи подростковой агрессивности. Преимущественно это расстройства специфически человеческих, идеальных, субъективных, рассудочных форм деятельности человека, не имеющие тотальной обусловленности биологическими (физиологическими) изменениями.

В чём же состоит роль взрослого, значимого взрослого, в оказании помощи подростку в процессе адаптации? Никакой психолог не в состоянии изменить ситуацию в семье ребёнка, никакой психолог не может находиться с ним 24 часа в сутки или «адаптироваться вместо него»! Наша с вами задача – сформировать те механизмы, которые помогут ему стать самодостаточным, иметь адекватную самооценку, стремиться к саморазвитию. Тогда подростку не нужно будет применять агрессивность  в качестве адаптационного механизма, так как он будет иметь более совершенный.

Таким механизмом, увеличивающим способность подростка к адаптации, является повышение его уровня психологической культуры.

Замечательный способ общения с ребёнком независимо от его возраста, да и просто  для близости душевной и эмоциональной в семье — совместное посещение кафе, прогулки в парке, пикники, совместный отдых. Но можно в плохую погоду или в отсутствие времени устроить семейный ужин. Если установить такую семейную традицию, ваши взаимоотношения станут теплее и богаче. Если вы живёте в Уфе, то вот вам возможность облегчить подготовку такого семейного события —

 

Будьте счастливы, любите и понимайте друг друга.

Правильный мост между курсами стероидов.

Категория Наши детки, Рекомендации психолога