Сердце матери


Отношения между свекровью и невесткой – вопрос, ох, какой не простой!

И написано на эту тему уже много слов.

И выданы кучи умных советов о том, как себя вести одной и другой стороне!

И народ благополучно разделился на два лагеря – тех, кто враждует и тех, кто дружит. К сожалению, вторых-меньшинство.

Можно опять начать «вскрывать » старые раны и писать о классификации свекровей, о классификации невесток.

Рассматривать причины, почему они, две женщины одного мужчины, не могут жить в мире, зхотя бы ради его счастья!

Можно убеждать свекровей, что они – мудрее и должны играть первую скрипку в отношениях, искусно обходя «острые углы».

Можно, в свою очередь, убеждать невесток, что свекровь в заботе о сыне иногда может переходить границы , и ей это нужно иногда прощать, регулируя отношения с ней с позиций, все же, доброй воли.

Можно вспомнить и о культуре поведения одной и другой стороны.

Можно вообще, углубиться в психофизиологию, и рассматривать характерологические особенности возможных сочетаний свекровь-невестка. Но это уже тянет на книгу.

Я все это делала и делаю.

Но не сегодня. Сегодня я хочу дать вам возможность прочувствовать  один из вариантов таких отношений.

Мне вот уже какое-тов ремя не дает покоя, просто не отпускает стихотворения Дмитрия Кедрина, был такой замечательный  советсткий поэт.

Стихотворение называется «Сердце». Оно – о материнском сердце. И о чем-то еще.

Но прежде – еще одна моя ремарка.

Это стихотворение нельзя воспринимать дословно.

Все иносказательно . И все гораздо драматичнее, чем может показаться на первый взгляд.

Народная мудрость гласит : «Дочь растишь для себя, сына – для другой Женщины».

И это-так. Такова Природа человеков.

А теперь – Дмитрий Кедрин «Сердце»

Дивчину пытает казак у плетня:
«Когда ж ты, Оксана, полюбишь меня?
Я саблей добуду для крали своей
И светлых цехинов, и звонких рублей!»

Дивчина в ответ, заплетая косу:
«Про то мне ворожка гадала в лесу.
Пророчит она: мне полюбится тот,
Кто матери сердце мне в дар принесет.

Не надо цехинов, не надо рублей,
Дай сердце мне матери старой твоей.
Я пепел его настою на хмелю,
Настоя напьюсь – и тебя полюблю!»

Казак с того дня замолчал, захмурел,
Борща не хлебал, саламаты не ел.
Клинком разрубил он у матери грудь
И с ношей заветной отправился в путь:

Он сердце ее на цветном рушнике
Коханой приносит в косматой руке.
В пути у него помутилось в глазах,
Всходя на крылечко, споткнулся казак.
И матери сердце, упав на порог,
Спросило его: «Не ушибся, сынок?»

1935

Будьте счастливы.